June 12th, 2015

Мама

Мою маму нужно было назвать не Татьяной, нет, она должна была зваться Уайт Спирит, а фамилия-отчество Бензиновна или Керосиновна, потому что у не дикая многолетняя неизбывная страсть к сильно вонючим жидкостям, которые она использует для выведения пятен. Один раз мы уже доиграились, гостя дорогого одного увезли из нашей гостевой опочивальни прямо по 03 с отеком Квинке, потому что мама на сон грядущий на соседнем балкончике решила избавиться от пятна на кофточке, а ночь была жаркая, безветреная, ну а гость такой хилый, что ж поделать. Кстати, в гости он к нам больше потом так и не приезжал. Второй раз мы чуть не угробили папу, который получил у нас токсическое нарушение вестибулярного аппарата и неделю вообще встать не мог, а потом месяц еще по стеночке ходил. Теперь у родителей дома уайт спириты под запретом.
Отдыхаем, просыпаюсь утром. Просыпаюсь и чувствую, что как-то плохо мне вроде, понять не могу, что плохо, но совсем вот вроде бы не просыпаюсь, а умираю. Проснулась, поняла в чем дело - в жаркой комнате стоит колом запах бензина. Точно, затаившись на балконе, мама корпит над джинсами с пузырем. Я говорю:
- Мама, где ты его взяла?
- Я специально привезла, чтобы в покое джинсы и майку оттереть, ты же знаешь, что отец не дает, а вещи хорошие.
- Да лучше бы в химчистку отнесла.
- Ну нет, они там всяким ядом прыщут на одежду, потом надевать страшно.
- А это вот не яд прямо. Где дочь-то?
- Да что-то она рано ушла, сказала, что голова болит, прогуляться пошла.
- Ну понятное дело. Ты только когда закончишь, спрячь подальше и если придет администрация гостиницы, не признавайся, что это ты навоняла, потому что нас выгонят.
- Окей. Это я не подумала, да, португальцы - паникеры.
- Точно.

Иду в ванную. Хорошо, купаться сейчас пойду, меня же отравить невозможно. Возвращаюсь в комнату свежая, любовно глажу пузырек на тумбочке, и клетки мои повредить невозможно, и нервные не растратятся по пустякам, и холестерин мне не поднять, и сосуды бляшками не забить, эх, как же хорошо жить, долго. Две капсулы за завтраком, одну за ужином два месяца два раза в год.

Life Extension, AMPK Activator




Это пока единственная действующая форма фермента АМПК - основного фермента процесса гемостаза клеточной энергии. Основной плюс и назначение препарата - зищита клеток от мутации, ну понятное дело, что дело хорошее, даже очень хорошее. Второй большой плюс - это стимуляция образования эндотелиальной синтазы окиси азота в интактном эндотелии аорты, что дает нитриту и нитрозотилу концентрироваться в питательной среде для клеток и обеспечивать бесперебойное функционирование кровеносных сосудов и препятствует разрастанию молодой соединительной ткани на стенках сосудов, то есть липосклерозу, а значит, и появлению бляшек и потере эластичности сосудов. Это очень нужно курящим, да и просто люядм, которые хотят сохранить свои сосуды.
     А  администратор все-таки заходил, сказал, что соседний балкон жаловался на сильный запах бензина с нашей стороны. "Да? - сказала мама, - вы знаете, я тоже утром чувствовала запах бензина сегодня, мне показалось, что это вон с той стороны, с моря, ужасный запах, конечно, а у нас кондиционер плохо работает", - и высоко подняла правую бровь. Администратор стушевался и растворился, потому что для него поднятая женская бровь означает нетерпение и признак надвигающегося недовольства, и только мы знаем, что мама поднимает правую бровь, когда говорит неправду.